Калуга XIV-XVI века


Калуга тайна имени

Сейчас можно определенно сказать, что имя Ока произошло от финно-угорского «йокку», «йокки», что означает «большая река». А вот о названии города Калуги (в древности – Колуга) нет общего мнения. Версий же много: холуга – место, «огороженное тыном»; околуга – сокращенное «около луга», симбиоз слов «Ока» и «луга», калыга (от древнерусского «забор, ограда»); кулига – кулижки (фин.-угор. – «глухое место в лесу»); калынга (тюрк. – «выступ, возвышение»); колуга (старославян. – «мыс, полуостров»); калга (монг. – «застава»). В Сибири калугой называют рыбу, ловимую в Амуре. Название могло произойти и от реки Калужки, на берегу которой было построено первое городище (1,5 км от Ждамирово).

Летоисчисление древнерусских городов принято считать с какой-либо даты. Повезло тем городам, которые учреждались по чьему-либо указу. Большинство городов Древней Руси имеют дату первого упоминания в письменных источниках, как города-крепости. Значит, на протяжении десятков лет эти населенные пункты уже существовали. Так случилось и с нашим городом. Можно с уверенностью сказать, что в разные годы Калуга оставалась пограничной крепостью.

В начале XIV века центром экономической и политической жизни Руси становится Московское княжество. Объединение земель вокруг Москвы проходило как в борьбе с татаро-монголами, так и в борьбе с литовскими феодалами, которые захватили северо-восточные пограничные области Руси, в том числе и большую часть нынешней территории Калужской области. К XIV веку по рекам Оке и Угре и проходила граница между Литвой и Москвой.

Среди бескрайних русских лесов и полей течёт величавая река Ока.
Именно на её берегах стоит наш прекрасный город, который один из классиков сравнил с маленьким Константинополем. С этим можно соглашаться или не соглашаться, но то, что древняя Калуга прекрасна, – это бесспорно!


  Город Калугу по справедливости должно почесть между древними российскими городами, но летописи об нем нигде ничего не упоминают.
Каков он был прежде и кому принадлежал, записи хотя и имелись, однако по столь многом бывшим несчастным с городом обстоятельствам все пропали, так что ныне ниже памяти осталось только о делах города касающихся, но и о главнейших приключениях, что когда и по какому случаю учинилось…

Академик Василий Зуев, 1781 г.


 Первое упоминание

Великий князь Литовский Ольгерд.

1371 год, который и принято считать годом основания Калуги, связан с именем Ольгерда (Альгирдаса), сыном Гедимина, который в 1345 году стал Великим Литовским князем. Ольгерд проводил «антимосковскую и антитатарскую» политику. А в целях расширения территории Великого княжества Литовского вел захватнические войны, в результате которых присоединил к Литве часть западных русских земель. Князь был союзником Тверского княжества и формально принял православие, так как был женат на русской княжне Ульяне, сестре Тверского князя Михаила Александровича. Северо-восточные летописи с уважением упоминали о Великом князе Литовском, несмотря на то что он был противником Москвы:

…не пил ни вина, ни пива, имел великий разум и подчинил многие земли, втайне готовил свои походы, воюя не столько числом, сколько умением…

На протяжении долгих лет датой первого упоминания города был 1389 год, однако позднее ученые установили более раннюю дату – 1371 год. Споры по этому вопросу тогда были очень горячие. Обе даты имеют право быть упомянутыми.

Трижды Ольгерд совершал неудачные походы на Москву (1368, 1370, 1372 гг.). Именно в связи с военными действиями и был впервые упомянут наш город в письменных источниках.


  От царя литовского Ольгерда к патриарху поклон. Прислал ты ко мне грамоту с [человеком] моим Феодором, что митрополит жалуется тебе на меня, говорит так: «Царь Ольгерд напал на нас». Не я начал нападать, они сперва начали нападать, и крестного целования, что имели ко мне, не сложили, и клятвенных грамот ко мне не отослали. Нападали на меня девять раз… Против своего крестного целования, взяли у меня города: Ржеву, Сишку, Гудин, Осечен, Горышено, Рясну, Луки Великия, Кличень, Вселук, Волго, Козлово, Липицу, Тесов, Хлепен, Фомин городок, Березуеск, Калугу, Мценеск. А то все города, и все их взяли, и крестного целования не сложили, ни клятвенных грамот не отослали. И мы, не стерпя всего того, напали на них самих, а если не исправятся ко мне, то и теперь не буду терпеть их. По твоему благословению, митрополит и доныне благословляет их на пролитие крови. И при отцах наших не бывало таких митрополитов, каков сей митрополит! Благословляет московитян на пролитие крови, и ни к нам не приходит, ни в Киев не наезжает. И кто поцелует крест ко мне и убежит к ним, митрополит снимает с него крестное целование. Бывает ли такое дело на свете, чтобы снимать крестное целование? Иван Козельский, слуга мой, целовал крест ко мне с своею матерью, братьями, женою и детьми, что он будет у меня, и он, покинув мать, братьев, жену и детей, бежал, и митрополит Алексей снял с него крестное целование… И многие другие бежали, и он всех их разрешает от клятвы, то есть от крестного целования….

Из грамоты литовского князя Ольгерда Гедиминовича константинопольскому патриарху Филофею с жалобой на митрополита Киевского и всея Руси Алексия за взятие у него городов,
в том числе Калуги
[не позднее августа 1371 года]


Дмитрий Донской.

Другой документ, о котором упоминалось выше, – это духовная грамота (завещание), датированная 13 апреля – 16 мая 1389 года. Великий московский князь Дмитрий Иванович Донской разделял этим завещанием земли среди своих сыновей:


…се яз, гршный худыи раб божии Дмитрии Иванович, пишю грамоту душевную целым своим умом. Даю ряд [завещание] сыном своим и своеи княгини…

А се даю сыну своему, ки. Юрью, Звенигород со всеми волостми, и с тамгою, и с мыты, и з бортью, и с селы, и со всеми пошлинами. А волости Звенигородские: Скирменево з Белми,. Тростна, Негуча, Сурожык, Замощъская слобода, Юрьева слобода, Руза городок, Ростовци, Кремична, Фоминьское, Угож, Суходол с-Ыстею, с Истервою, Вышегород, Плеснь, Дмитриева слободка…

А се даю сыну своему, кн. Аньдрею, Можаеск со всеми волостями, и с тамгою, и с мыты, и з бортью, и с селы, и со всеми пошлинами, и с отьездными волостями. А волости Можайские:. Исмея, Числов, Боянь, Берестов, Поротва, Колоча, Тушков, Вышнее, Глиньское, Пневичи с Загорьем, Болонеск. А Коржань да Моишин холм придал есмь к Можаиску. А се волости, отъездные: Верея, Рудь, Гордошевичи, Гремичи, Заберега, Сушов, да с. Репиньское, да Йвановъское Васильевича в Гремичах. А Колуга и Роща сыну же моему, кн. Аньдрею. И что вытягал боярин мои Федор Аньдреевич на обчем рете Тов и Медынь у смолнян, а то сыну же моему, кн. Аньдрею. А из Московъских сел ему: Напрудьское село да Луциньское на Яузе с мелницею, Деуниньское, Хвостовьское в Перемышле, да луг Боровъскии, а другии противу Воскресенья. А из Юрьевъских сел ему Олексиньское село на Пекше…


Дмитрий Донской пишет свое завещание.

… 

Местоположение города

Городище в Ждамирово.

В начале второго тысячелетия земли, на которых сейчас стоит Калуга, входили в состав Черниговского княжества. Постепенно они стали переходить под покровительство Владимиро-Суздальского княжества, где всё большую роль начинала играть Москва. В XII-XIII веках стали быстро появляться города-крепости.

Археологические исследования разных лет четко установили, что Калуга меняла свое местоположение четыре раза.

Одно из месторасположений Калуги – городище Ждамирово на левом берегу реки Калужки, так называемый феодальный «замок». Имело прямоугольную форму площадью 0,3 га. Самое раннее поселение, по мнению археологов, здесь могло существовать в первой половине 1 тыс. н.э. Его основу составляла деревянная конструкция с поперечными перерубами, обожженная и заполненная землей. Археологические исследования позволили найти остатки жилищ (развалы печей, подпольные ямы и ямы-погреба) и производственные сооружения (гончарный горн). Также были обнаружены железные ключи, наконечники стрел, ножи, шпоры, керамика. Все эти предметы были датированы XII–XIV веками. Ученые предполагают, что жизнь на этом городище прекратилась, очевидно, в конце XIV–начале XV века. К этому времени относится найденная на городище серебряная монета – подражание золотоордынскому дирхему.

Городище в устье Калужки.

Городище на мысе, образованном слиянием реки Калужки с Окою, – еще одно предположительное местоположение города. Его площадь 0,9 га. Археологи датируют поселение XIII–XV веками. Академик Зуев в 1780-е годы первым обследовал эту местность. Его описание является для нас ценным источником, позволяет представить, как выглядела эта крепость:

 Место, которое город занимал, выбрано было на углу между двух рек, к обеим оканчивающихся ярами и притом несколько пологое к одной только Оке: все оно окружено было весьма глубоким рвом, так что, несмотря ни на истекшее время, а что заросло высокою травою, нельзя еще не удивляться приметной глубине его; от рва подымается прямою стеною вал сажени на три перпендикулярных. Оный вместе со рвом обходит город только с трех сторон, а с четвертой, что к Оке открыто яром, так что середина составляет некоторую площадь; и как положение места само собою одною половиною к речке Калужке или к NW было выше, нежели другое к SO, ниже по берегу Оки простирающееся, то между ними оными посередь города проведен от главного вала еще будто провалок без рва, который высшую половину отделяет от нижней… По углам главного вала видны были бугры с раскатами, на коих, без сомнения, стояли деревянные башни, а сверх того от оных башен ко рву были еще скаты, и наконец, над самым рвом еще таковые же бугры, может быть, для вторичных башен.

В конце XIX века учитель калужской гимназии, археолог И. Д. Четыркин выявил следы пожарища на городище. В этом, по его мнению, и состояла причина следующего переноса города. Также исследователь видел большую степень опасности для города из-за его расположенности непосредственно у водного пути и большой Тульской дороги.

При обследовании городища в середине XX века археологи выделили небольшую гряду, делящую площадь на две части. К сожалению, весь культурный слой к этому времени был уже уничтожен.

Третье месторасположение Калуги – городище на берегу реки Яченки. Оно получило название «Симеоново». Раскопки этой калужской крепости проводились археологами в конце XIX века, а в последующее время эти археологические памятники были срыты для строительства заводов. Археологами установлено, что в начале XVI века Калуга уже располагалась в этом месте. К сожалению, в конце XIX века культурный слой городища был уничтожен. Крепость имела деревянные стены, земляные валы, глубокие рвы, частокол из бревенчатых столбов и примыкающие к нему завалы – нагромождения срубленных деревьев с заостренными сучьями. Отсюда и произошло название района Калуги – Подзавалье. Место было удачно для пограничной крепости, коей являлась в то время Калуга. Она высоко возвышалась на прилегающей местности и прикрывала Крестовское поле, где проходили транзитные и гужевые дороги. Академик В. Зуев писал:

 Городище, что было по реке Яченке верстах в двух от города или менее, между Лаврентьевым монастырем и городом, сказывают, было некогда место пребывания князя Симеона, и если это был тот князь, который княжил в Москве и Новгороде, то есть сын Иоанна Даниловича Калиты, то древность Калуги простирается уже далее сего года потому, что сие её место было третье, на которое она перенесена. Городище сие окружено высоким земляным валом с воротами или проездом и глубоким рвом с одной только восточной стороны; с двух же противных сторон окружено глубокими буераками и не столь высоким валом, а с четвертой подошел крутой яр, составляющий берег реки Яченки, на котором также виден небольшой вал. В середине оного находятся некоторые ямины, довольно глубокие, но ныне заросшие, которые положением своим одна подле другой кажут будто оставшиеся после погребов. Фигура сего городища продолговато четвероугольная; в длину оно имеет 310 больших шагов, а поперек 150; от вала видны были раскаты, по углам башни, и с трех сторон проезды или ворота. Из ямы одна тройная, глубокая, расположена поперек городища, а недалеко от оной имеется другая о четырех ямах и расположена по длине городища.

Симеоново городище.

 Время Симеона

Симеон Калужский.

Рубеж XV-XVI веков известен в истории Калуги как период правления князя Симеона Ивановича (1487–1518), сына Ивана III.


Да благословляю сына своего Семена, даю ему г. Бежытцкой Верх с волостьми, и с путми, и з селы, и со всеми пошлинами, г Колугу с волостьми, и с путми, и з селы. и со всеми, пошлинами. Да сыну же своему Семену даю г. Козелеск с волостьми, и з селы, а волости Козельские: Серенеск, да Людимеск, да Коробки, и Вырки, на Вырке на реке волости Сенища, да Сытичи, да Выино, и с-ыными месты, да Липици, да Взбынов, да Верх-Серсна, да Луган, да Местилово, да Кцын,да Хвостовичи, да Порыски, да Борятин, да Орень, да Хостьци, да Жеремин, да Сныхово, да Ивановское Бабина с. Незнаново, и сыными месты, со всем с тем, что к тем волостем и селом потягло…

Из духовной грамоты Московского
Великого князя Ивана Васильевича

о наследовании земель после
его смерти [ранее 16 июня 1504 г.]

В 1505 году было создано Калужское удельное княжество, владения которого включали Перемышль, Козельск и ближайшие населенные пункты. Калуга стала резиденцией князя, его дом находился на территории городища, которое так и стали называть Симеоново. В 1511 году Симеон решил бежать в Литву. Об этой его «задумке» прознали в Москве. Князь был вызван к Василию III. На голову князя могли обрушиться жестокие репрессии, только заступничество митрополита спасло Симеона. Заменив ему все его окружение, его отправили обратно в Калугу.

Карта Московии с указанием Калуги Сигизмунда Герберштейна, 1549 год..


 В лето 7019 [1511]… Тоя же зимы, генваря, восхотел кн. Семен Иванович бежати в Литву от брата своего великого князя Василиа Ивановича всеа Русии. И князь великий, сведав то, послал к нему и велел ему у себя быти и хотел на него опалу свою, возложити. Князь же Семен Иванович за свою вину начять бити челом государю великому князю, и князь великий Василей Иванович всеа Русии пожаловал его, по печалованию Симана митрополита всеа Русии и братии своей и владык, вины ему отдал, а людей его и бояр и детей боярских всех переменил…

(из Никоновской летописи)


Попытка бежать в Литву
калужского князя Симеона Иоановича.

В следующем году (1512) Симеон нашел возможность отличиться. Оставаясь пограничной крепостью, Калуга держала оборону не только с польско-литовскими захватчиками, но ещеи с крымскими татарами, которые в очередной раз нарушили границу. Далее всегда речь идет о легендарном событии. Видимо, было некое мелкое столкновение крымских татар с русскими, которое не нашло отражение в летописи, но как легенда осталась у калужан. Когда в стычке князь уже терял свои силы, то ему явился образ юродивого Лаврентия, жившего тогда в городе. Это предало Симеону огромную силу, и он одержал победу. В память об этом событии был заложен Лаврентьевский монастырь. 1515 год считают годом смерти Лаврентия. Его изображение особенно тем, что он показан нам с топором на длинной ручке – секирой, которая и оградила князя от врагов.

Значение Калуги того времени немаловажно. Происходит активизация процесса превращения из села в город: рост ремесел, товарного производства. Калуга становилась богатым торговым центром, ведя торговлю и с русскими, и с литовскими городами.

Сигизмунд Герберштейн.

В первой четверти XVI века любопытный момент отмечен в книге «Записки о московитских делах», автором которой был Сигизмунд Герберштейн (1486-1566), немецкий барон, дипломат и путешественник. Он несколько раз побывал в России – в 1517, 1526 годах. Эти «Записки» – результат его наблюдений. Он писал:

 …Город Калуга на реке Оке отстоит на 36 миль от Москвы и на 14 от Серпухова. Там выделываются искусно вырезанные деревянные кубки и другие вещи из дерева, имеющие отношение к домашнему хозяйству. Отсюда они вывозятся повсюду, в Москву, Литву и другие окрестные страны. Государь обычно располагает там ежегодно свои караулы против набегов татар…

Город был важен для Московского княжества как крепость, служившая защитой от литовцев и крымцев. Особенно это стало заметно после смерти Симеона Ивановича, когда Калуга отошла к Москве. Город стал видным стратегическим центром, отсюда можно было руководить обороной против крымских татар.

Шведский дипломат XVI века отмечал, что

…Калуга – город, богато населенный ремесленниками и простым людом.

Население росло. Все в городе поместиться уже не могли. По этой причине стали расселяться под завалом. Так и возникло Подзавалье. Туда ушли ремесленники, в том числе те, кто занимался сапожным ремеслом. Обосновались, построили дома, мастерские.

Современный городской парк – территория четвертой калужской крепости. Калуга в XVI-XVII веках состояла из двух главных частей – города и острога (посада). Город, то есть сама крепость, составлял центральную часть поселения и являлся административным центром. Крепость была построена как защита от набегов врагов. Она имела форму неправильного четырехугольника. Крепостные стены протяженностью чуть более 1,5 км были рубленые, с 12 башнями, которые по фасадам были четырехугольные, угловые – шестиугольные. Три башни были проезжие (Водяная, Ильинская и Покровская). С двух сторон крепость защищали овраги – Березуйский и Городенский. Первый овраг по сей день является достопримечательностью, а второй – был засыпан после утверждения генерального плана застройки города в 1778 году. С северо-восточной стороны был высокий вал, у наружного подножия которого шел широкий ров, а с четвертой стороны – берег реки Оки.

В крепости находились приказная изба, кладовая для казенных запасов, тюрьма и сторожки воротников и храмы, среди которых был главный – Троицкий собор.

К крепости непосредственно примыкал посад, отделенный от нее полосой земли, которую не застраивали во избежание пожаров. На ней обычно устраивали торговую площадь. Предположительно подобная площадь располагалась между Ильинскими и Покровскими воротами. В описании Калуги Полуэхтовым в конце XVII века около башни на плацу «конская избушка» − помещение, где метили лошадей на продажу. Это место называлось Старый торг.

За этой площадью находились дворы посадских людей, торговые ряды с лавками и церкви.

Калужская крепость, XVI век. Реконструкция А. Днепровского.

В XVI веке завершился процесс формирования Русского централизованного государства. Однако вражеские угрозы не прекращались. После распада Золотой орды усилились набеги крымских татар. Они сопровождались опустошением многих районов и угоном в рабство тысяч людей. В связи с этим Калуга выделяется как важный опорный пункт обороны русских земель на юго-западе. Здесь были сосредоточены крупные военные силы русского государства.

С целью обезопасить юго-восточные границы от набегов крымских татар была построена засечная черта – оборонительные сооружения. Главным элементом в них были засеки, которые использовались в качестве преград на равнинных лесных территориях. Засеки устраивались следующим образом: подрубали деревья на высоте 1,5−2,5 м и валили вершинами в сторону возможного неприятельского нападения. Создавались полосы шириной 10–200 м. Через некоторое время через поваленные деревья прорастал молодой лес, возникала чащоба, совершенно непроходимая даже для пешего человека, тем более для всадников или повозок. Высокие пни служили препятствием и не давали возможности разобрать завалы. Поскольку деревья были не срублены, а лишь подсечены, то оставались по большей части зелеными, поэтому сжечь засеку тоже было практически невозможно. Длина этих оборонительных сооружений достигала тысячи километров. В них входили протяженные линии валов и рвов, десятки больших и малых городов. Таким образом, засечные черты являлись сложной и хорошо организованной военно-хозяйственной государственной структурой. Они создавались как долговременные стратегические оборонительные рубежи государства.

Одной из самых ранних была пятисоткилометровая Большая Засечная черта, созданная в середине XVI века, протянувшаяся от Белева и Перемышля через Одоев, Тулу, Венев до Переславля Рязанского. Она называлась Тульская Засечная черта. На территории Калужского края она проходила практически через все калужские города – Козельск, Пермышль, Мещовск, Серпейск, Мосальск, Тарусу, Воротынск, Кременец, Медынь, Любутск, Малоярославец, Боровск. Эти города были превращены в крепости. В центре укрепленной линии, как передовой форпост, выделялась Калуга, в которой постоянно находился передовой полк русских войск, а в Тарусе – полк правой руки. Из пяти полков русской армии два дислоцировались в Калужском крае. Большое значение Калуге и калужским городам как укрепленным пунктам придавал Иван Грозный. Он неоднократно приезжал в Калугу, Козельск, Воротынск, Оболенск, а в 1576 году лично руководил русскими войсками, отражавшими опасное нападение крымских татар.

Икона битвы с крымскими татарами на Оке в 1512 году.

Иван Грозный.


Лета 7071 [1563] …Майя… в 9 день царь и великий князь Иван Василиевич всеа Русии поехал в Оболенеск, в Колугу, в Перемышль, в Одоев старой, а из Одоева в Белев, в Козельск, в Воротынеск, и по своим дворцовым селом в тех городех; а к Москве приехал в среду перед троицыным днем, майя в 26 день…

Из Никоновской летописи
о посещении царем Иваном IV Васильевичем
калужских городов в 1563 году.


  В лето 7103 [1595]… Приидоша же татарове в Мещорския и в Козельския места, и в Воротынския, и в Перемышския, и многие места повоеваху. Царь же Федор Иванович, слышав их приход, посла на них воеводу своего Михаила Андреевича Безина и рече ему…: «Иди, побей всех татар»… Воевода Михайло прииде наспех и собрався с ратными людьми в Калуге и поиде на татар и снидеся с ними на речке на Выйсе, и по милоств божией татар побиша на голову и языки многи поима.

В 1578 г. Польский король Стефан Баторий потребовал у Москвы возращения Калуги как старинного литовского владения, но Москва считала ее своим крепким и надежным гордом. Это подтверждается еще и тем, что в Калуге содержался в течение 17 лет пленный крымский посол Ян Болдый.

«Новый летописец» о нашествии
крымских татар
на калужские земли и их разгроме
калужским воеводой
Михаилом Андреевичем Безиным
в 1595 году.